Юрий Александрович

СВИРИН

Get Adobe Flash player

БИОЛОГИЧЕСКИЙ (ГЕНЕТИЧЕСКИЙ) ФАКТОР КАК ОДНО ИЗ УСЛОВИЙ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Цель моего эссе является отнюдь не практические ре­комендации по борьбе с преступностью. Это лишь попытка осмыслить современные достижения генетики, нейрохимии и ряда других прикладных наук.

Преступность — явление настолько сложное и многогран­ное, что трудно отдельно проверить и оценить какую-либо одну теорию динамики ее развития. Как массовое явление и социальная проблема, вызывающая тревогу общества, преступ­ность требует все большего к себе внимания. На состояние ее оказывает влияние множество факторов.

С момента своего возникновения криминология как нау­ка главное внимание обращала на познание социальных и психофизиологических характеристик личности, влияющих на поведение человека. Это позволяло ответить на вопрос: ка­ков преступник; узнать, какие обстоятельства детерминируют преступное поведение. Однако такое направление в кри­минологии господствовало недолго. В первом номере журнала «Революция права» за 1929 год появилась статья сотрудника Комакадемии С. Я. Булатова под названием «Возрождение Ломброзо в советской криминологии». В этой статье он подверг резкой критике криминологов за их работы по изучению личности преступника и за привлечение психиатров к криминологическим исследованиям. Изучение личности пре­ступника прекратилось. И только с конца 60-х годов внима­ние криминологов было вновь привлечено к изучению причин личностного характера, неизбежно порождающих  преступление.

Сущность человека — биологическая, и это следует учи­тывать, поскольку поведение индивида на протяжении всей жизни  зависит от  его  собственной  генетической  истории.

Для примера проанализируем преступления против личности. С точки зрения психологов для таких случаев характер­на общая черта — агрессивное поведение человека по отношению к окружающим — физические действия, запускаемые и поддерживаемые эмоциями враждебности: гневом, возму­щением, презрением. Однако поведение человека может быть различным. Разгневанный человек может обратиться в суд или совершить другое, не столь существенно опасное дей­ствие. Как отмечал кандидат медицинских наук А. Л. Рылов: «В мозгу таких людей враждебные побуждения как бы пре­бывают под надежным замком. Однако порой, по тем или иным причинам, замки оказываются недостаточно крепкими и тогда эмоциональное состояние враждебности выливается в особую форму поведения человека — агрессию».

За последние годы благодаря успехам нейрохимии и гене­тики удалось кое-что узнать в этой области. Как известно, пара хромосом в соматических клетках женщины представ­лена формулой XX, а мужчины — ХУ. Но иногда бывает, что потомок мужского пола получает лишнюю хромосому, наследуя таким образом кариотипы ХХУ или ХУУ. Оказа­лось, что люди, наделенные такими аномальными кариотипами, более склонны к правонарушениям, чем обычные. Об этом свидетельствуют и факты, приведенные в книге Н. П. Дубинина, И. И. Карпеца и В. Н. Кудрявцева «Генетика, по­ведение и ответственность», где обобщены данные целого ряда исследований, охватывающих более ста тысяч человек. Они показали, что если частота кариотипов ХХУ и ХУУ у людей в среднем составляет 0,1 процента, то среди психически нор­мальных преступников эти кариотипы встречаются в 0,35 про­цента случаев. Таким образом, статистика явно указывает на то, что по меньшей мере два из множества дефектов генети­ческого аппарата человека могут влиять на его поведение, толкая к агрессии.

Генетики, исследовав данные о частоте правонарушений, совершаемых братьями просто и братьями-близнецами, обна­ружили, что для братьев-близнецов существенно выше веро­ятность того, что, если один из них попал на скамью подсу­димых, второй последует по его стопам. Известный профессор-генетик В. Н. Эфроимсон проанализировал подобные данные в США, Японии и нескольких странах Западной Европы за 40 лет относительно нескольких сотен пар близнецов. В ре­зультате исследования выяснилось, что оба однояйцевых близ­неца оказывались преступниками в 63 процентах, а оба раз­нояйцевых — только в 25 процентах случаев. Подобные исследования убедительно доказывают влияние нарушений хромосомного набора на поведение человека, детерминируя его в преступному поведению.

Кроме того, данные эндокринологов позволяют предположить, что у человека, как и у животного, агрессивные наклонности могут быть вызваны повышенным уровнем мужских половых гор­монов, в первую очередь тестостерона. И на самом деле, кон­центрация мужского полового гормона в плазме крови агрес­сивных преступников выше, чем у преступников неагрессив­ных или у обычных людей. Такая же закономерность была замечена и у спортсменов. В крови хоккеистов или борцов, грубо нарушавших правила, уровень половых гормонов был выше, чем у тех, кто правила не нарушал. Такая связь меж­ду работой половой системы и социальным поведением заме­чалась не только у сильного пола. Так, итальянский исследо­ватель Л. Вальцелли, наблюдая за женщинами-заключенными, установил, что чаще всего (примерно в 60 процентах случаев) они совершали преступления агрессивного характера в те моменты менструального цикла, когда у них в крови было особенно мало женского полового гормона — прогестерона. Эндокринологи также установили, что в период внутриутроб­ного развития существует критический период от 4 до 7 ме­сяцев беременности, когда мозг очень чувствителен к воз­действию половых гормонов как мужских, так и женских. Есть уникальные наблюдения над девочками, выросшими по­сле воздействия мужских половых гормонов, — они по скла­ду характера становились более похожими на мальчиков, вырастали энергичными и властолюбивыми.

Таким образом, становится ясно, что гормоны могут повышать или пони­жать агрессивное состояние человека, толкая его к соверше­нию преступления. Однако, заставить человека совершить престу­пление, переступить грань закона не может ни один гормон. Поведение субъекта зависит от восприятия и оценки им си­туации, в которой он действует.

Что же касается социальных явлений, обусловливающих преступное, поведение, то к ним в первую очередь необходи­мо отнести: неблагоприятные условия формирования лично­сти как в семье, так и в целом в обществе; экономический спад и все более заметный в последнее время расовый анта­гонизм.

Как я полагаю, биологический фактор — необходимое, но не достаточное условие преступного поведения субъекта. Будучи первичным, он является предпосылкой социального; это причинно-обус­ловливающий фактор в детерминации преступного поведения.

У живых существ признаки и свойства бывают генети­чески-простыми и генетически-сложными. Генетически-про­стые признаки наследуются исходя из элементарных законов генетики, отсюда, зная генотипы родителей, можно с точно­стью сказать, какое у них будет потомство, например хромо­сомные болезни. Генетически-сложные признаки также опре­деляются генами, но очень многими, десятками и сотнями. Особенности поведения относятся к категории наиболее сло­жно генетически обусловленных свойств. В большинстве слу­чаев они контролируются столь большим числом генов, что определить их в настоящее время не представляется возмож­ным. И в этом вопросе еще многое должна сказать генетика.